«Запоминается последняя фраза — это Штирлиц вывел для себя, словно математическое доказательство. Важно, как войти в нужный разговор, но еще важнее искусство выхода из разговора…»

«Семнадцать мгновений весны»

Не помню, кто из великих продюсеров сказал, что фильм снимают ради последних 10 минут. Теоретически мог сказать любой, поскольку мысль более-менее очевидная.

Действительно, почему мы слушаем длинный анекдот? Мы ждем смешного конца. Весь анекдот рассказывается ради последней фразы. Ради последней фразы пишется рассказ О’Генри. Ради последних двух строк пишет басню Крылов. Ради последней фразы, финала мы слушаем долгую историю, которую нам рассказывает знакомый. И любую историю, будь то «Бэтмен» или «Гамлет», мы воспринимаем ради финала. «А чем закончилось-то?!», «Погоди-погоди, дай конец посмотреть!» — мы этого не осознаем, но у человека с античным (европейским) сознанием восприятие истории построено на ожидании финала. В финале мы готовы получить максимальный эмоциональный удар (любого свойства и качества), его мы ждем, к нему готовимся…

Таким образом, любая история является подготовкой к финалу. В идеальном мире. В неидеальном мире, в котором мы с вами пребываем, зритель хочет, чтобы ему было интересно ждать финала. И конкуренты на соседнем телеканале ведут его к финалу таким интересным путем, что зритель конечно пойдет ждать финала туда. Поэтому нам эту подготовку к финалу тоже надо сделать максимально интересной. Поэтому мы все силы тратим на то, чтобы удержать зрителя у экрана до этого самого финала — чтобы оторваться не мог.

И именно поэтому на финал сил не остается. Последние 10 минут фильма в большинстве случаев разочаровывают зрителя.

В результате, самый распространенный принцип рассказа истории, выработавшийся в последнее время — принцип сахарной ваты. Жадно ешь, оторваться невозможно — так вкусно, а в конце понимаешь, что наелся воздуха. Создателям этой порции ваты было критически важно, чтобы ты провел это время с ними, ничего существенного рассказывать по-большому счету они тебе не планировали. Вспомните сколько фильмов вы посмотрели последнее время, финал которых вас не разочаровал? Ну, или зацепил. Немного, правда? Чего сказать-то хотели? Как в известном анекдоте «Чего приходил?» А ничего. Вам ничего не хотели сказать — не было такой задачи — вернее, она была не главной. Главной задачей было  удержать зрителя у экрана и эта задача выполнена.

Надо сказать, что зрителя не сильно возмущает такое положение дел. Как не возмущают сахарная вата и чипсы. Просто он принимает правила игры — он знает — если вата закончилась — надо пойти и купить еще. Так что производить фильмы без финала даже выгодно — зритель чаще их покупает — они как семечки — никакого следа в зрительском организме не оставляют. Это тебе не бифштекс — один съел, за вторым уже не пойдешь, пока не «осмыслишь» съеденное. После «Семи самураев» посмотреть «Расемон» будет непросто.

С этой точки зрения сериалы — это наиболее честный по сегодняшним меркам продукт. Финала нет и не будет — от зрителя это обстоятельство и не скрывают. Съел один сезон — ешь второй, за ним третий…

Впрочем, последнее время в зрительских массах наблюдается некоторая усталость от засилья «бесконечных» историй. Как ответ на этот запрос стали появляться мини-сериалы — 3-8 серий — то есть очевидный откат к классической истории. Отлично. Будем ждать на этой территории появления шедевров. Они не за горами)

Яндекс.Метрика