» В ногах правды нет. Но нет ее и выше… «
В. Ерофеев
«Правду говорить легко и приятно. «
М.А. Булгаков

Самое распространенное обвинение, которое зрители предъявляют фильму — обвинение в недостоверности. «Вранье! Так не бывает! В жизни все не так! Здесь, здесь и здесь — наглое попрание элементарных жизненных реалий. Такого не могло произойти потому, потому и потому!» Хуже того — не только зрители, 90% процентов редакторов видят свой служебный долг в том, чтобы выводить на чистую воду всяческую неправду и логическую несуразицу, вызывая трепет и ненависть в податных сценаристах.

Давайте разбираться. Ну, во-первых, есть ли у художественного фильма задача донести некую фактическую информацию? Скажем, если фильм о российском шпионе в немецком или американском тылу, то насколько важно соблюсти документальную точность деталей обстановки, одежды и хронологию исторических событий? Если такая задача и есть, то она очевидно, не главная. В документальном кино эта задача, очевидно, заметно первичней, но, не стоит обманываться — хорошее документальное кино — это не сборник документов — это авторское кино и это кино позиционное. Т.е. это кино трактовок, а не стерильных фактов. И давайте договоримся — в любое кино зритель приходит не за фактами, а за эмоциями. Точка.

Соответственно, первейшая задача рассказчика истории рассказать ее интересно! Понимаете, бывают произведения, авторы которых ставят задачу ни в коем случае не нарушить историческую и фактическую достоверность. К сожалению, названия этих произведений, что в кино, что в литературе мало кто помнит — до конца добираются единицы.

Теперь, предположим, что автор истории последовательно выполняет задачу по эмоциональному вовлечению зрителя. Разумно будет, если он этой задаче подчинит все остальное? Конечно, да! И если историческая правда тормозит историю — к чертовой матери такую историческую правду! Много исторической правды в «Трех мушкетерах»? Я вас умоляю! А хуже стал бы роман, если бы Дюма прислушался к какому-нибудь унылому редактору, который стал бы тыкать его носом в «историческую недостоверность»? Даже не сомневайтесь!

Тогда до какой степени можно нарушать фактическую достоверность? Может, тогда можно мушкетеров нарядить в военную форму Первой Мировой, если это поможет эмоциональному эффекту? Можно, только вряд ли поможет. Граница проходит по степени условности, т.е. по жанру. Смешно предъявлять претензии к историчности в случае сказки про Золушку. В фильме Хичкока «К Северу через Северо-Запад» вроде бы обстановка достоверней, но при ближайшем рассмотрении (холодным взглядом) вы обнаружите, что никакой достоверностью там и не пахнет, ее там ровно столько, чтобы создать видимость достоверности, а сюжет полностью подчинен тому, чтобы максимально вовлечь зрителя. Т.е. по сути эта та же сказка, только в «как бы документальных декорациях». И даже менее условное произведение «Семнадцать мгновений весны» при ближайшем рассмотрении не выдерживает никакой критики с точки зрения не только достоверности, но и логики поступков. Впрочем, о том, должны ли быть поступки героев логичными, мы поговорим в другой раз)

Яндекс.Метрика